Роман Костицын. Кто заинтересован в интеграции?

Роман Костицын. Кто заинтересован в интеграции?

Премьер-министр Владимир Путин предложил расширять Таможенный Союз, развивать интеграционные процессы в Евразийском регионе. Эта Программа адресована, «прежде всего», постсоветским республикам. А кому ещё?

Ирану- вряд ли. Афганистану- тоже. Китаю? Более, чем сомнительно. Этот гигант является самостоятельным игроком, и внутри любого объединения может быть только лидером. С кем же ещё граничит Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе? Только с Северной Кореей. Может, про неё и был намёк, когда подразумевался кто-то, кто не «прежде всего»?

Давайте поразмышляем. Интересно бы было Северной Корее поучаствовать в интеграционном процессе с Россией? Если бы ей предложили? Или нет? Мне кажется, что определённый интерес можно проследить. Пхеньян находится в международной изоляции. Режим в тупике. Идеи чучхе не работают. Народ голодает. КНДР уже подсела на гуманитарную иглу. Напряжение с Южной Кореей возрастает. Международное сообщество во главе с США продолжает давить с целью заставить Пхеньян отказаться от ядерной программы. Ситуация выглядит удручающе. Каковы перспективы? В какую сторону раскрываться? А раскрываться надо. Изоляционизм- это удавка, и в КНДР это хорошо понимают.

Раскрыться в сторону братьев из Южной Кореи было бы полезнее всего. Быстрое решение всех проблем. Но надо быть великим утопистом, чтобы допускать саму вероятность подобного сценария. Враги навеки. Лишь бы войны не было.

Может, в сторону нового «большого брата», Китая? В этом варианте для КНДР есть и плюсы, и минусы. Главный минус: в Китае сравнительно маленькая КНДР растает, как капелька в океане. Никто и не заметит. Просто растворится, раз, и навсегда. А что светит корейцам в Китае? Там и своей рабочей силы- некуда девать. И зарплаты смешные. И земли никто не даст.

А что с Россией? Во-первых, психологически- очень комфортно. Именно благодаря России КНДР устояла во время корейской войны. Именно Россия была «большим братом» до самого развала СССР. Именно российская техника и поныне обеспечивает обороноспособность страны. Именно Россия смягчает сегодня жесткое давление «международного сообщества» на КНДР.

С точки зрения экономической. Если Китаю корейский рис и даром не нужен, своего хватает, то режим таможенного союза с Россией открывает светлые перспективы перед этой традиционной для КНДР сельхозкультурой. А проникновение российского капитала (не чьего-то враждебного, а вполне союзнического) дал бы хороший импульс развитию местных производств. Зачем России инвестировать в КНДР? Так ведь выгодно! Практически бесплатная рабочая сила, трудолюбивый народ. Козырное географическое положение. Хороший климат. Вопрос трудоустройства в России- тоже важный момент. На Дальнем Востоке и в Сибири своего населения не хватает. Звать китайцев- самоубийство. А вот корейцы- другое дело.

С точки зрения противостояния внешним угрозам. Интеграция с Россией снимает все проблемы. Подписание Договора о совместной обороне в случае внешней агрессии сделало бы собственную ядерную программу ненужной. И нападения со стороны Южной Кореи или США можно было бы не опасаться.

Ну, а России-то зачем оно нужно? Нужно, поскольку было бы интересным решением проблем экономического развития Дальнего Востока. Опасаться, что КНДР поглотит Дальний Восток России, не приходится. С другой стороны, человеческий потенциал там довольно значительный: 23 млн человек. А население всего Дальнего Востока России- 6,3 млн человек. Это с Якутией. И резкого роста нашего населения в этом регионе пока не предвидится. Понятно, что при грамотной миграционной политике мы могли бы за счёт корейцев не только поправить демографическое положение нашего Дальнего Востока, но и поднять на совершенно новую высоту наше сельхозпроизводство в этом регионе. Всем известно, как работают корейцы на земле. К тому же, корейцы в России- не какая-то новация. Их популяция у нас довольно значительна, и зарекомендовали они себя прекрасно. В криминальных группировках не замечены, в русскую среду интегрированы замечательно. По-русски говорят не хуже самих русских и т.д.

Второй резон –экономический. Рынок КНДР закрыт для западных инвесторов. Это ли не место для работы наших компаний, которые на мировом уровне по большинству позиций конкурируют довольно слабо? И ещё: в случае вхождения КНДР в Таможенный Союз прямое железнодорожное сообщение с Южной Кореей было бы гарантировано. А это- колоссальная дополнительная загрузка того же БАМа, который автоматически становится очень рентабельным проектом.

Вопросы обороны. Совсем иначе выглядела бы картина нашего взаимного с Китаем позиционирования в этом регионе. У КНДР- отличные порты, и на восточном побережье, и на западном. А на западном- так прямо с видом на бывший русский Порт-Артур, который ныне в Китае…

Конечно, настоящая статья- это не призыв к действию. Но и посмотреть на ситуацию с этого боку- разве не интересно? Только ленивый не рассуждал о китайской опасности, нависшей над Дальним Востоком России. Но на то он и ленивый, чтобы не искать иные сценарии. Даже если никто и никогда не попытается воплотить их в жизнь.