Роман Костицын. Имперский город Кёнигсберг

Роман Костицын. Имперский город Кёнигсберг

Ребром поставлен вопрос о переименовании города Калининграда в Кёнигсберг. Поставлен не на уровне Интернет-сообщества, а вполне официально. И у нас есть все шансы стать свидетелями такого переименования.

Лично я отношусь к нему двояко. С одной стороны, не питаю никаких симпатий к «всесоюзному старосте», и не понимаю, с какой радости его имя должно быть увековечено в столь вызывающей форме. А возвращение исторических названий городам и улицам- это правильно и справедливо.

С другой стороны, Калининградская область- это территория с особой исторической судьбой. Территория, исключительно важная для русской истории, для истории славян вообще. Ведь «Восточной Пруссией» она стала в результате немецкой оккупации. А «Пруссия» - это германизированное название территории, которую местное, славянское население, (некоторые исследователи считают, что оно было балто-славянским) до прихода немцев называло «Порусье». Это- не догадка. Как называлась эта земля до тевтонской агрессии, мы знаем из древних источников. По Геродоту, например, это Боруссия.

Как же тогда предлагается называть Калининградскую область после переименования Калининграда? Кёнигсбергская область?

Начиная с Х века и до конца второй мировой войны Германия проводила агрессивную восточную политику, получившую название «Бег на Восток». До начала этого движения на Восток немцы вообще не имели выхода к Балтийскому (Варяжскому) морю. С датчанами граничило славянское государство варягов (в германском прочтении «вагров»). Далее шли земли ободритов (от германского аб-Одер, самоназвание- рароги. Ед. число- рёрег. Отсюда имя Рёрик, или Рюрик. Как для поляков обычным является имя «Лех», для французов- Франсуа. Из этой же серии имя Герман, Роман и другие).

В итоге германского движения на Восток, славяне оказались вообще отрезаны от Балтийского моря, и Петру пришлось «прорубать окно» в Европу. В ту самую Балтику, чей южный берег несколько веков назад вообще не ведал германского присутствия, а был исключительно славянским и балто-славянским.

Стоит ли так уж шаркать ногой перед теми, кто в своё время частью истребил, частью насильственно ассимилировал местное славянское население? А может, есть смысл вернуть региону его историческое, исконное, русское по сути название: «Порусье»? Порусская область Российской Федерации, или просто Порусье.

Кёнигсберг- название немецкое. Да и город тоже был немецким, от основания в 1231 году и до самого 1945 года. Правда и то, что до основания Кенигсберга на этом месте находилась порусская крепость, которая называлась Твангсте. Сегодня это название никому и ничего не говорит. Но есть славянские города на южном побережье Балтики, с которыми у нас, русских, были прочнейшие духовные связи. Города, погибшие или полностью перестроенные в результате германского нашествия. Таким городом в VIII-XI веках являлась русская Аркона на острове Руян, (нем. Рюген). Это была духовная столица западного и северного славянства. Центр паломничества и центр духовной силы наших предков. У центра этого был один недостаток: он был языческим. А после крещения Руси дохристианская история нашего народа как бы перестала существовать. Дошла до нас фрагментарно, а зачастую и противоречиво. Парадоксально, но факт: именно западная историческая наука сохранила для нас значительно больше значимых исторических сведений о нашей древней истории, чем наша собственная, зачищенная под христианство историография.

И тем не менее. Лично я возвращение Порусья в лоно Руси вижу как знаковое в историческом контексте событие. Как реверсивное движение по отношению в германскому «Бегу На Восток». Как своеобразный исторический реванш. Поэтому и город Калининград я предложил бы переименовать не в Кёнигсберг, а дать ему красивое имя Новая Аркона. Аркона старая остаётся на германской земле. И, видимо, пребудет там во веки веков. Аминь. Но Порусье возвращено. И почему бы там не возникнуть новому духовному центру нашего народа? Не в смысле языческом. И, может быть, даже и не в смысле религиозном вообще. А в смысле чувства непрерывности истории, ощущения себя наследниками тех, кого в своё время немцы изгнали из этого благодатного края. В смысле патриотического единения нации для отстаивания своих прав. В том числе, и исторических.