Три неудачных начала блестящего поста про «Имперский дух». Или как я хотел срубить имперку по лёгкому. Или не все запахи одинаково приятны

Три неудачных начала блестящего поста про «Имперский дух». Или как я хотел срубить имперку по лёгкому. Или не все запахи одинаково приятны

«Входит некто православный, говорит: "Теперь я - главный.

У меня в душе Жар-птица и тоска по государю.

Скоро Игорь воротится насладиться Ярославной.

Дайте мне перекреститься, а не то - в лицо ударю.

Хуже порчи и лишая - мыслей западных зараза.

Пой, гармошка, заглушая саксофон – исчадье джаза".

И лобзают образа

с плачем жертвы обреза...»

Пусть эти строки Иосифа Бродского эпиграфом, что ли будут. Планка высокая – соответствовать сложно.

Начало номер 1:

Арчибальд Фёдорович являлся человеком необычайно тонкой душевной организации. Мало что в реальности так задевало нежнейшие струны его души, как мысли о прекрасном и легендарном времени Римской Империи. Стоило ему прилечь жарким июльским днём в тени плакучей ивы у самого края пруда, что прилегал к его фамильной усадьбе, и закрыть глаза, как воображение начинало рисовать ему картины, одна другой приятнее.

То ему виделся беззаботный пастушок, играющий на самодельной дудке в тени античного храма, то стайка невесомых полуобнажённых нимф, кружащихся в таком завораживающем танце, что хотелось забыть обо всём на свете и присоединиться к ним. То он виделся себе сам в одеяниях сенатора, оппонирующим самому Цицерону, но, с большим успехом, чем Катилина.

Идиллию разрушил запах кислой кожи и лука, который принёс с собой конюх Игнат. Игнат смущённо прокашлялся, пытаясь обратить на себя внимание барина. «Это было лишним», - подумал про себя Арчибальд Фёдорович, который ни как не мог привыкнуть к этому неприятному запаху. А вслух сказал:

- Почему мир так не совершенен, Игнат?

- Жениться тебе пора, барин! – просто и задушевно ответил старик.

Арчибальд вспомнил беззаботных краснощёких помещичьих дочерей, живущих в окрестных усадьбах. И даже в жаркий июльский день по спине его пробежался неприятный холодок, так далеки они были от образа чудесных нимф, которых рисовало ему воображение. А представить, что одно из этих румяных лиц, ему придётся видеть каждый день, слушать бесконечную беззаботную болтовню, нет, это было выше его сил.

- А что, если я женюсь, Игнат, мир обретёт совершенство?- как бы в забытьи спросил Арчибальд Фёдорович.

- Не дано мне того знать, барин. А вот, о ерунде думать некогда будет.

Начало номер 2.

Скарабея переполняла пассионарность. Все силы своего крепкого тела, весь жар своей души, готов он был положить на алтарь борьбы за правое дело. Его сильные лапки не боялись тяжёлой грязной работы. Но весь воздух пустыни был наполнен вечностью и сном. Ничто не менялось среди пирамид. Ничто, кроме волн песка, повинующихся ветру. Но и они не вздымались и обрушивались, а совершали движение, едва ли заметное взгляду.

Но, вдруг скарабей увидел несущихся навстречу встающему солнцу других таких же жуков. «Революсьон!»,- мелькнула в его голове догадка. Да, жук был не чужд идеям французской революции. Более того в семье из поколения в поколение передавалась легенда, что когда-то, очень давно, пра-пра-пра-пра-пра-прадедушка, этого самого скарабея скатал шарик из куска конского навоза, застрявшего между каблуком и подошвой Бонапарта. Божественный дух Великого Императора, казалось, передавался всему, к чему он прикасался. Наверное и вылупившиеся в шарике личинки впитали его в себя. Иначе, как можно было бы объяснить ярко выраженные лидерские качества всех жуков этой династии?

Скарабей бежал изо всех сил за другими жуками в надежде возглавить их борьбу, но вскоре он услышал голоса бедуинов, и знакомый кислый запах свежего верблюжьего помёта наполнил воздух. «Shit!», - выругался скарабей на английском и обхватил безутешную голову передними лапками.

Начало номер 3.

Данила сидел за праздничным столом. 2 ноября 2011 года, 290 лет со дня провозглашения Российской Империи. Душу наполняло ощущение чего-то великого и светлого. Запах оливье (а для русского человека это запах праздника) смешивался с ароматом вина, исходящего из наполненных бокалов. Данила очистил мандарин, и цитрусовая нотка решительно ворвалась в букет. Торт, который Даня купил с утра, стоял в холодильнике.

Данила зажёг свечки возле образов и бросил взгляд на чёрно – жёлто – белый флаг. К запаху горящего воска добавился, едва уловимый, запах великорусского шовинизма.

Казалось бы, все три варианта бредовые и циничные. Но вот сделал я над собой усилие и почитал посты из рубрики «Имперский дух». Если исключить пару тройку постов (может быть больше, я не все прочитал), то все остальные - это восемь- десять, реже 20, строк бреда, либо скопированные, либо написанные «от души». Цитаты приводить не буду, особого желания нет.

Нет, конечно, имперские футболки красивы и чтобы их получить, необходимо приложить какие-то усилия. Но слишком себя насиловать никто не стал, разве, что пользователь Кондаков. Правда, попутно досталось и читателям. Впрочем, не хочешь – не читай. Может быть, проще для всех было провести акцию: «Кто хочет получить имперку – налетай записывайся!»?

Может быть, мне кто объяснит, что мы празднуем? По мнению некоторых историков, империя гораздо больших размеров, чем при Романовых существовала ещё в 14 веке. И Романовы были одними из могильщиков этой империи. И такое ли счастье жить в империи? Перефразируя Гайдая скажу: « А жить в империи – хорошо!», «А хорошо жить, ещё лучше!»