Евгений Примаков. Тест на независимость

Евгений Примаков. Тест на независимость

Кто то большинство, которое проголосовало за Владимира Путина?

Объявлены окончательные результаты выборов нового президента России. С большим отрывом победил Владимир Путин.

В многочисленных комментариях у нас и за рубежом затрагивается много проблем, ставится много вопросов. Звучат и обвинения в фальсификации итогов голосования. При этом явно преобладают два «аргумента»: открепительные удостоверения, которые, по идее, могли быть использованы в «пропутинских» целях, и переносные урны для голосования на дому. Если даже предположить чисто гипотетически, что голоса всех по открепительным карточкам (1,6 миллиона) или поданных на дому (6,1 миллиона) были сфальсифицированы в пользу Путина, что абсолютно невероятно, то и тогда все равно Путин получил бы почти 53 процента голосов, что естественно достаточно для победы в первом туре. Разве это не бьет наотмашь по тем, кто кричит о нелигитимном избрании.

Но почему почти 46 миллионов россиян проголосовали за Владимира Путина? Побудительных мотивов, очевидно, было несколько. С именем Путина связан пусть медленный, но определенный отход от бездны 90-х годов, что стало важным для выживания России. С его именем связано и сохранение территориальной целостности страны. Наконец, значительная часть из избравших Владимира Путина президентом исходила из сопоставления его с другими кандидатами - нельзя забывать при этом, что Президент одновременно является Верховным главнокомандующим, то есть от его воли и действий зависит, будут ли продолжаться мирные условия жизни россиян.

Прибавилось голосов за Путина, особенно в последние дни из числа ранее колебавшихся, на которых подействовали опасения революционных пертурбаций, в то время как за Путиным закрепился образ руководителя, стремящегося к стабильности.

Все эти мотивы голосования я привел также потому, что в лагере поднимающей голову неформальной оппозиции зазвучали оценки, явно направленные на то, чтобы приглушить значение огромного числа голосов, отданных за Владимира Путина. На слуху: главное не количество, а качество этих голосов, а один из «экспертов» даже заявил, что выборы свидетельствуют о победе Путина над обществом. Такие высказывания не только искажают реальность, но они возмутительны своим пренебрежительным отношением к людям, составивших почти две трети всех голосовавших. Видите ли, это «некачественная» часть населения, или вообще общества - не они, а горстка «праведных интеллектуалов», взявшая на себя смелость говорить от имени населения России.

Путин назвал выборы «тестом на независимость». Вначале я подумал: не слишком ли высокопарные слова? Но когда утром 5 марта прочел отклики зарубежных СМИ, понял, что есть основания именно так назвать наши выборы. Американская газета The Wall Street Journal писала: «Слова мистера Путина (о победе на выборах - Е.П.) не рассеяли вопросов о легитимности его власти и о поддержке населения, которая необходима, чтобы режим, установленный им в 1999 году, продолжал существовать». Заявление недвусмысленное. Не говорит ли оно о том, что наши недруги в условиях, когда у них мало шансов рассчитывать на «цветную революцию» в России и все меньше оснований упрекать нас в нежелании демократических преобразований, начинают, как говорится, на голом месте делать ставку на обвинение в отсутствии легитимности и, следовательно, права на существование нынешнего режима в России? Неужели они думают, что при вновь избранном президенте удастся убрать Россию с международной арены, перечеркнуть ее как великую державу. Не люблю шаблонных выражений, но скажу: руки коротки!

Конечно, Владимиру Путину и режиму в целом после выборов не следует стоять на месте. Стабильность, как известно, имеет два измерения. С одной стороны, она антипод непредсказуемости, потрясениям, хаосу. Но с другой стороны, часто трактуется как консерватизм, приверженность существующим порядкам, опасение нового, которое всегда чревато неожиданностями, подчас не очень совместимыми с размеренностью и спокойствием. Думаю, что голосовавшие за Путина-президента исходили из первой, а не второй характеристики стабильности.

Развитие, реформы, модернизация необходимы России как воздух. На предвыборной встрече с иностранными журналистами в виде главной на сегодня проблемы Путин назвал «очень большое экономическое и материальное расслоение в обществе». Действительно, Россия обогнала все развитые страны по длине дистанции между 10 процентами самых богатых и самых бедных. И это расстояние не сокращается. Конечно, минимизировать его нужно в основном за счет уменьшения числа тех, кто все еще живет за чертой бедности. Однако представляется, что можно и нужно серьезно обсудить, например, предложения кандидатов в президенты Геннадия Зюганова и Сергея Миронова об отказе от плоской шкалы налогов на доходы населения в России. Вообще в интересах людей извлечь все полезное, что дала предвыборная кампания. Надеюсь, что необходимость этого понимают и избранный президент Путин, и кандидаты в президенты, не прошедшие на выборах. С новыми мерками следует подойти и к проблеме отношений между центром и субъектами Российской Федерации. Речь идет в первую очередь о бюджетном федерализме. Можно называть и другие направления реформ, главным образом те, которые формируют и обслуживают Человека - образование, здравоохранение, правовую защиту.

Совершенно очевидно, что в новых условиях нельзя будет работать российскому руководству, не сопоставляя свою деятельность с общественным мнением. Картину политической жизни в стране в корне изменил такой феномен, как разрешаемые уличные митинги и демонстрации протеста. Их запрет контрпродуктивен, обернется крайне негативно. Однако уличный протест должен осуществляться только в законных рамках.

И что важно иметь в виду - это, кстати, один из уроков «арабской весны» - протестными демонстрациями могут воспользоваться те силы, которые отнюдь не лидировали первоначально в демократическом протестном движении, даже не очень участвовали в нем, но потом в своих целях перехватили инициативу.