Роман Костицын. ОРЁЛ БЕЗ РЕШКИ- НЕ ВАЛЮТА

Роман Костицын. ОРЁЛ БЕЗ РЕШКИ- НЕ ВАЛЮТА

Многие явления окружающего нас мира охарактеризовать как-то однозначно- очень затруднительно. Ибо они многогранны. Да и черно-белый взгляд на жизнь всегда примитивен на фоне разнообразия цветов и оттенков реального бытия.

Рассуждая о каком-то событии, мы, пытаясь придать анализу объективный характер, говорим: с одной стороны- оно вот так. А с другой стороны…

К примеру, инфляция для населения любой страны- это определённо плохо. А инфляция для экспортёров из этой же страны- очень даже хорошо. Две стороны одной медали. Янус двуликий. Орёл и решка.

Или модная ныне миграционная тема. С одной стороны- позитив. Решение определённых проблем в экономике, в демографии. А с другой… Улучшение демографической ситуации за счёт изменения национального состава страны- это весьма сомнительное «улучшение». Да и с точки зрения экономической, более дешевый путь привлечения дополнительной рабочей силы есть попытка сохранить экстенсивную, трудозатратную, неэффективную форму ведения хозяйства.

Если акцентировать внимание на одной стороне явления, и полностью игнорировать другую, то ничего хорошего не получится. Будет формироваться неполное, искаженное, а порой и в принципе неверное представление об этом явлении.

В связи с вышесказанным мне кажется не просто странной, а преступно-странной та однобокая риторика в сфере межнациональных отношений, которая унаследована российским обществом с советских времён, и духом которой пропитана и сегодня любая публичная дискуссия на эту тему. Этакая «политкорректность», вбитая в головы граждан настолько прочно, что и 20 постсоветских лет не смогли подвергнуть её существенной эрозии.

Говоря об устройстве Российской Империи с точки зрения межнациональных отношений, хорошо бы обратить внимание на то, что дореволюционные историки писали о нашей стране, как о многонациональной по составу, но РУССКОЙ по сути. Как о государстве русских, которое в ходе своего исторического развития вобрало в себя огромные территории с населяющими их народами. Русское национальное ядро скрепило их своей культурой, своим языком, своей пассионарностью и ярко выраженной национальной идентичностью. Своей способностью не оттолкнуть, унизить и противопоставить себе (как это делали с инородцами «цивилизованные» англичане), а принять в свои ряды, как равного, как подданного единой великой Российской Империи. Достаточно вспомнить потомков большого количества татарских родов, вписавших не одну славную страницу в летопись не столько даже российской, сколько- вот ведь что удивительно! – именно русской культуры.

Но с началом советского периода разговоры об этом двуедином характере национального устройства России претерпели серьёзные изменения. Хазаро-бльшевистской власти хотелось унизить и растоптать русское национальное ядро. Потому, что именно эта сила могла смести их с политического Олимпа. Отсюда- задача сломать русский национальный стержень, скрепляющий государство. Подменив его идеологемами, которые, как мы знаем, не выдержали проверку временем и бесславно канули в прошлое. Оставив после себя пустоту. Полуразрушенную национальную идентичность русских на фоне махрового местечкового национализма бывших подданных Империи. Болтовню о национальной идее, которая без национальной идентичности гроша ломанного не стоит.

В редком политическом выступлении мы не услышим десятикратно акцентированного тезиса о многонациональном характере России. А где же вторая половинка формулировки, без которой мы получаем не взвешенный, имперский, дореволюционный взгляд на вещи, а вполне себе хазаро-большевистскую, антирусскую пропаганду?

Ведь не понимать, что при всей своей многонциональности российское государство остаётся русским по сути, по государство-образующему ядру, по языку и культуре, по мировосприятию- значит, и дальше толкать страну по пути развала.

А как отражается на межнациональных отношениях внутри России такая вот однобокость? А известно как. Происходит стихийная радикализация русских на национальной почве. Ведь они вынуждены думать о самозащите в собственной стране. Что мы имеем ввиду, многословно муссируя тезис о многонациональности России? Мы имеем ввиду права национальных меньшинств. И упаси Господь их нарушить. Священная корова. А что мы имеем ввиду, игнорируя и замалчивая роль русских в собственном государстве? Что они- не хозяева в своей стране, что им надо сидеть и помалкивать? Что их дело- уважать «права» национальных меньшинств и не особо распространяться о своих собственных? Что преступные группировки, составленные по принципу землячеств из национальных диаспор могут творить беспредел даже в исконно русских областях, а коррумпированная власть на местах и пальцем не шевельнёт, чтобы остановить этот кошмар?

А атмосфера должна быть другой. Такой, чтобы у преступного мира, и в первую очередь этнически-окрашенного, и мысли не возникало, что они могут хозяйничать в каком бы то ни было регионе, а ТЕМ БОЛЕЕ в русских областях. Что мнить себя хоть на йоту, хоть на миллиметр выше русского- и глупо, и неправильно по существу, и в итоге- себе дороже. Потому, что по факту любая сублимация такого самомнения на поведенческом уровне подавляется властью жестко и бескомпромиссно. Потому, что поведение меньшинств, проистекающее из такого самомнения- это и есть разжигание национальной розни в самом худшем виде.

И если зарвавшиеся джигиты, возомнившие, что им «можно всё», даже открывать стрельбу на свадьбах в центре Москвы, не будут жестко загнаны в рамки законности, если наша «многонациональная» власть наконец не поймёт, что дальше так нельзя, то их антирусская «толерантность» может обойтись стране слишком дорого.

Кроме так пестуемой идеи о многонациональности, неплохо бы почаще говорить о другой стороне явления. О том, что Россия одновременно является одной из самых мононациональных стран на пространствах бывшего СССР. Нас, русских, в России- 85% населения. Это больше, чем украинцев на Украине. Молдаван в Молдавии. Узбеков в Узбекистане. Таджиков в Таджикистане. И далее по списку. Исключением является только Армения. Там удельный вес армян выше, чем русских в России. Но и только! При всей многонациональности, мы- одна из самых МОНОнациональных стран. С огромным количественным перевесом государствообразующей нации. Не этот ли «перекос» пытаются исправить те, кто ратует за многомиллионную трудовую миграцию из бывших республик СССР?

Я не слышал ни одного нашего политика или журналиста, который, говоря о постсоветских государствах, педалировал бы их многонациональный характер. Все они для нас с их лёгкой руки- практически национальные общности коренных этносов. Узбекистан- страна узбеков. Грузия- страна грузин. Даже Латвия- страна латышей. И никаких политкорректных реверансов. Но ведь это совсем не так! Их население более многонационально, чем наше российское. Там удельный вес «инородцев» выше. Почему же у них не принято на всех углах кричать о «многонациональном» характере их стран? Потому, что их титульные этносы прочно удерживают власть и не собираются ни с кем ею делиться. Потому, что дискриминация национальных меньшинства там – самое обычное дело. В самых приличных с этой точки зрения государствах она проявляется как минимум на уровне кадровой политики. А уж о том, чтобы в какой-либо из постсоветских республик национальное меньшинство агрессивно противопоставляло себя головному этносу, демонстративно игнорировало государственные законы, вело себя по отношению к основному населению дерзко и вызывающе - таких примеров, кроме как в России, больше нет нигде.

Политика государственного попустительства национальной распущенности продолжалась и в новейшую историю России, когда хазары ушли с политической арены. Когда они, изгадив предварительно всё, что можно было изгадить, ударились в эмиграцию. Спустя какую-нибудь сотню лет напишут очередную главу своей национальной истории, и назовут её «Исход-2».

Пусть пишут. А для нас сейчас главное- планомерно исправлять перекос в национальной политике. Целенаправленно возвращая русским их законное место в российской национальной системе координат. Вырубая под корень этническую преступность. Защищая законные интересы всех, чьи права нарушаются на национальной почве. Возрождая российское казачество, как самый передовой отряд русской нации, веками охранявший и русское государство, и русский порядок.