Роман Костицын. Будущая империя и большевистская «мина»

Роман Костицын. Будущая империя и большевистская «мина»

Привнесённое большевиками национально-территориальное деление страны вылилось в итоге в разжигание местечкового национализма с последующим развалом государства.

Превращение России в коммуналку с национальными закутками было проведено на нескольких уровнях. Первый уровень расчленения - по границам союзных республик. Второй - по границам республик автономных. Третий - остальная автономная мелочёвка, вроде всевозможных автономных областей и округов.

Национальная политика большевиков оказалась не просто провальной. Она оказалась роковой для территориальной целостности страны.

А вот национальная политика ДО большевиков основывалась на совершенно иных принципах. И обеспечивала удивительную стабильность и устойчивость межнациональных отношений в Империи. Сепаратизм возникал только там, где ему потакали из Петербурга. В Финляндии, например. Находясь под шведами, финны и не думали ни о какой автономии или самостийности. А их финский язык был просто под запретом. Но либеральная прослоечка российского общества, та самая, без которой и переворота 17-го года в России не было бы, выхлопотала для Финляндии и язык, и основы государственности, и совершенно невообразимый статус внутри Империи, что вылилось в итоге в мощнейший рост русофобии и сепаратизма в этой самой Финляндии.

Казалось бы, этот первый урок на скорбном пути развала государства должен бы сподвигнуть большевичков к более глубокому пониманию закономерностей в вопросах укрепления внутреннего единства страны или подрыва оного. Однако же, продолжали подрывать. Наплодили союзных республик даже для народов, которые не только никогда не имели государственности, но никогда о ней и не мечтали, чувствуя себя вполне комфортно и самодостаточно в рамках Великой Империи.

«Первый тайм мы уже отыграли…»- поётся в известном советском шлягере. Первую линию обороны мы сдали почти без боя. Империи в её прежних границах нет. Но упомянутое в начале статьи многоуровневое расчленение предполагает, что угроза ещё не позади. И что если административное деление страны не оптимизировать по дореволюционному образцу с учётом специфики сегодняшнего дня, то будет сохраняться угроза и второго тайма, и третьего. Не с бухты-барахты. Не вдруг. Но под какой-то период ослабления, кризиса, под какое-то стечение роковых обстоятельств. Как это уже однажды произошло в 1991.

Неужто большевичкам так дороги были права калмыков, осетин? Нет, конечно. Но, сами являя собой весьма немногочисленное меньшинство, они видели в лице всех прочих нацменьшинств естественных союзников. По крайней мере, потенциальных. С которыми можно «дружить» против государствообразующего большинства. Против имперской нации. Предварительно должным образом разъяснив непонятливым меньшинствам, как глубоко они были несчастны и унижены до сих пор.

Так вполне цинично и сознательно закладывалась мина замедленного действия под единство великой империи. Путём создания коньюнктурно потребного большевикам противовеса русской нации в лице всех остальных народов России, искусственно ей противопоставленных. Вот такая была избрана «опора». Вот такая «социальная база» для пришедшего к власти не только идеологического, но и прежде всего национального меньшинства.

Отсюда и «мерзость запустения» в глубинных, исконно русских областях империи в годы советской власти. Непропорционально большая часть ресурсов была брошена на «искупление вины» царской России перед бывшими «угнетёнными». На подъём экономики «национальных окраин».

Бывшие «угнетённые» отреагировали своеобразно. Пошел быстрый процесс формирования местных властно-коррупционных «элит», роста настроений в виде кухонного, шепотком, но уже сепаратизма. Появилось пренебрежительно-горделивое отношение к государство-образующей нации. Русские-де и пьяницы, и ленивые, и вы посмотрите, как живут области в серединной России, а как живём здесь мы… Да мы же их кормим!

В брежневские годы «развитого социализма» развал страны в головах нацменьшинств уже состоялся. Национальная политика хазар, вывернувшая наизнанку все сложившиеся веками и неоднократно испытанные на прочность принципы строительства многонациональной по составу, но РУССКОЙ по сути Империи привела к преобладанию настроений национальной исключительности у ранее ничем не примечательных народов. К развитию мощных центробежных тенденций. Оставалось всего лишь дождаться периода экономических трудностей или политической нестабильности. Так что взрыв 1991 года был почти неизбежен.

Задача Росси сегодня- купировать центробежные тенденции и устранить причины, их порождающие. Поэтому вопрос ухода от национально-территориального деления, вопрос «губернизации» России, поднимается давно и многими.

Вместе с тем, подложить мину гораздо легче, чем потом разминировать. Убирать взрыватель надо бесконфликтно, и на максимально полюбовной основе. Проблема Косово началась с отмены автономии этого края сербскими властями. Проблемы Грузии с Абхазией и Южной Осетией начались после того, как маленький грузинский народ возомнил себя народом имперским, и лишил автономии осетинов и абхазов.

Хорошо, что с 1991 и до дня сегодняшнего руководство страны воздерживается от резких шагов в этом направлении. Находясь в палате реанимации после крушения СССР, Россия должна была сначала восстановиться, набраться сил. И прежде всего, экономических.

Поэтому я был рад, когда в плане административного устройства страна начала реформироваться очень медленно и аккуратно, начав с совершенно нелепых и бессмысленных административных образований. Корякский и Коми-Пермяцкий автономные округа, Агинский-Бурятский автономный округ, что-то там ещё. Негусто, но всё же.

Но в последнее время процесс как-то заглох. А ведь остались ещё административные образования, чья несуразность просто бьёт в глаза. Один из самых курьёзных анахронизмов - Еврейская автономная область. В пользу этой административной единицы говорит то, что коренное население этой области никогда не обижало русскоязычных.

Шутка. Ведь это- как раз тот удивительный, исключительный, из ряда вон случай, когда «титульная» нация является на данной территории одновременно и самой экзотической. Думаю, не ошибусь, если буду утверждать, что французов в Еврейской АО проживает больше, чем представителей «коренного» еврейского народа.

Хабаровский край огромен. Даже находящийся на краю Ойкумены город Охотск- и то Хабаровский край. А до Биробиджана- рукой подать. Просто соседний районный центр. Прямо за околицей. Кандидат номер один на объединение. Гармоничное и бесконфликтное, безо всяких межнациональных проблем. Итоги будущего местного референдума сомнений не вызывают. В добрый путь!

Хочу пожелать родному государству новых успехов на пути планомерного демонтажа взрывоопасного хазарского наследства.