Как нам обустроить Малороссию

Что делать с Украиной? Граждане очень живо обсуждают отдельные тактические моменты Украинской войны, но про то, что делать с УССР целиком, мало кто говорит. Поэтому позвольте сказать мне в рамках начала дискуссии. «Как нам обустроить Малороссию?»

Полагаю, что первым делом следует довести численность ополчения до заявленных Захарченко 120 тысяч, а еще лучше — до 150 тысяч. Причем помочь ополчению не только отдельными добровольцами, но и целыми воинскими подразделениями — проверенными временем и войной батальонно-тактическими группами. Сами понимаете — отец-командир пошел в добровольцы, и солдаты не смогли его бросить, да еще и технику с собой прихватили. Для решения вопросов добровольцев (неизбежно возникающих при такой численности) следует создать общероссийскую общественную организацию с названием, скажем, «Львовские помощники». Люди, которые хотят дойти до Львова и помочь львовянам. Добрые души. Горящие сердца. Одновременно следует принять закон, что в рамках развития гражданского общества в России волонтеры российских НКО имеют те же социальные гарантии и выплаты, что и военнослужащие по контракту. Да даже побольше — потому что, сами понимаете, развитие гражданского самосознания надо стимулировать. Захотел человек помочь львовянам, записался в НКО, поехал ко Львову — а его по дороге из РПГ какой-нибудь шендерович неблагодарный подстрелил. Само собой, что семья такого человека должна иметь все льготы и выплаты, полагающиеся добровольцу, сгоревшему на общественном служении. Мы же с вами за гражданское общество, не правда ли?

Некоторые говорят, что лучше организовать ЧВК, но я против — я считаю, что гарантии должно давать государство, а ЧВК своих сотрудников часто обманывают. Нищий доброволец, потерявший ноги при штурме Киева, — такого мы допустить не должны. Поэтому — только государственные гарантии всех выплат и льгот.

Далее, в рамках формирования нового ополчения в нем создаются подразделения из народов, явно не живущих в РФ. Негры из Судана (у них там тоже гражданская война, они и смены пейзажа не заметят), венесуэльцы (я думаю, Мадуро не откажется потренировать свой спецназ), батальон иранского Корпуса Стражей Исламской Революции, северные корейцы… Все выступают открыто, под своими национальными флагами, дают через переводчика интервью, торгуют харями везде, где можно и нельзя. Русские? Какие русские? У нас здесь интернациональная компания по спасению Украины. То есть кто-то видел бесшумные тени в новейшем камуфляже с «Ратниками», но это неинтересно. Интересно, как венесуэльцы кукарачу в Херсоне танцуют (или что они там танцуют? Должны же они что-то танцевать…).

Для особого цинизма создается украинский полк имени Степана Бандеры. Люди в вышиванках на украинском языке рассказывают на камеру, что они идут освобождать Кыiв от москалей. «Тю, москаляка поганый Порошенко Майдан предал, москальский шпигун, тю!» Поют гимн Украины, машут украинским флагом, аккуратно закрывая прицелы «Сосна-У» на стоящих поодаль Т72-Б3.

Затем весь этот медиацирк с неграми, цыбулей и кукарачей передислоцируется не только на Донбасс, но и на северную границу с Харьковом. Приходит важное сообщение: «Харьковские партизаны подняли восстание в приграничных районах! Украинская администрация бежала! Жители освобожденных городов массово записываются в народное ополчение! Ура!» Ну и само собой, что под это дело, одновременно с наступлением на Донбассе, 50-ти тысячная группировочка аккуратно переходит границу. Под кукарачу. Освобождается город за городом, войска практически не встречают сопротивления, вырываясь в оперативную пустоту. Вся украинская армия попадает в гигантский котел. А учитывая то, что украинцы и так не отличаются особой устойчивостью, начинается паника и массовое бегство (уже фиксировавшиеся при несоизмеримо меньших успехах ополчения). Часть украинского высшего командования, простимулированная материально («Украины больше не будет, но вы можете заработать миллион-другой напоследок и билет в любую страну мира по выбору»), отдает противоречивые приказы, полный хаос и потеря управления войсками. У них, в принципе, это и под Дебальцево началось, так что при наступлении с севера украинское офицерство, пожалуй, может начать паниковать совершенно бесплатно.

Отдельные герои, пытающиеся умереть за Ридну Неньку, обнаруживают, что бронетехника у них по большому счету уже начала кончаться, и в наступающие венесуэльские танки можно разве что банками с домашним салом кидаться, слыша в ответ от украинского полка «Ты зачем продукт переводишь, курва?» Американские поставки оружия неспособны изменить тот факт, что, по данным ополчения, только за последний месяц боев украинцы потеряли почти 150 танков (при общем оставшемся парке под 600 машин) и уже испытывают всё возрастающие трудности с броней. Бойцы батальона «Киевская Русь», например, бросили укрепрайон под Редкодубом, оставив атакующим 4 целых танка и 3 БМП + абсолютно нетронутую полосу серьезных укреплений, которые еще оборонять и оборонять. Причем это добровольцы, не призывники. Что начнется при атаке на Харьков, я предлагаю вам представить самостоятельно. А ведь можно нанести удар еще и из Приднестровья с помощью какой-нибудь добровольческой Бронетанковой Ямайской Милиции. Или гаитянской. Со жрецами вуду. Бууу!

Само собой, что американцы не дураки, и прекрасно поймут, что происходит, но у них не будет формального повода для ввода своих войск или хотя бы «ядерных» санкций. Ни США, ни ЕС не готовы жертвовать своим благополучием ради Украины. Особенно если по ней будет ездить Ямайская Бронетанковая Милиция под регги, которую даже толком обывателю не предъявишь. Никакой формальной декларации войны, никакого разрыва связей, ни в коем случае не трогать фабрику Порошенко под Липецком. Наоборот, водить на нее зарубежные экскурсии: «Яки смачны козачьи цукерки у нас в Москалии робят! Что вы говорите, Днепропетровск взяли? Ну дела! Кстати, попробуйте новый сорт. Цукерки „Судоплатовские“».

Далее по мере освобождения Украины в каждом регионе устанавливаются народные республики, в которых начинается мягкая аннексия. Государства независимые, самостоятельные, гордые, о вхождении в Россию даже и не думают. Но при этом переводят всю систему образования на российские стандарты, всё производство, всю законодательную базу, всё-всё-всё. Глава каждой республики — из местных, выставочный дегенерат типа Януковича, первый заместитель — присланный из Москвы человек, реально всем управляющий. Причем такая двойная система реализуется на всех этажах местной бюрократии, потому что украинское чиновничество — это что-то за пределами добра и зла, как нам наглядно показывает ситуация с гуманитаркой в ЛНР и ДНР.

Параллельно с налаживанием мирной жизни проводится работа по деукраинизации по примеру Донецка и Луганска. Все желающие заукраинцы могут выехать в Великую Львовскую Империю, где для них стол, дом и полное отсутствие работы даже в довоенные времена. Все нежелающие заукраинцы с помощью слова евангельского приучаются любить Русский Мир, частью которого они теперь являются. Активно нежелающим заукраинцам подробно разъясняется вся глубина их заблуждений с помощью практик, которые затем будут осуждены как «перегибы на местах». Некоторым даже выплатят компенсации. Но потом, лет через 10-20. А сейчас… ну сами понимаете, государства гордые, независимые, не прикажешь. Да и люди воевали, аллергия у них на украинский флаг. Бывает.

Когда процесс деукраинизации и «мягкой аннексии» завершен (а это несколько лет минимум), а Запад смирился с тем, что единое украинское государство безвременно покинуло этот жестокий мир и даже в Киеве нынче не встретишь жовто-блакытный прапор, начинается волна референдумов и прямая аннексия территорий с лояльным населением, привыкшим де-факто жить по российским порядкам. Запад к тому времени сам устает оттого, что 30 миллионов человек посреди Европы живут в серой зоне и занимаются слишком уж интересными вещами, а Великая Львовская Империя банкротится, доказав неспособность беглых украинских элит управлять не то что всей Украиной, но хотя бы оставленным им куском. Протесты идут в основном ритуальные, а общее настроение соответствует американскому в Ираке: «Ну да, как-то нехорошо получилось, не совсем вот прям по закону… Но не возвращать же Саддама Хуссейна?» Развернутые программы Реконструкции восстанавливают разрушенный единый хозяйственный комплекс, и по итогам всей мировой общественности приходится признать, что по факту российское правление — благо. Да, ментов теперь заживо не пожжешь, зато «Южмаш» снова работает. Полагаю, многие сочтут такой размен выгодным.

Мы на всем этом теряем тысячи убитых солдат и сотни миллиардов долларов, а также живем в состоянии холодной гражданской войны с Шацем, Кацем и Альбацем (а также, что важнее, Махмудом — по мере снижения количества доступных денег Кавказ потрясет), местами доходит до голодных бунтов, но мы выполняем свой первый стратегический императив для Русского Возвращения — установление контроля над Украиной, нагло воспользовавшись overextension Американской Империи и структурным кризисом Европейского Союза, а также потрясающей глупостью украинских баронов-разбойников. На долю следующего после нас поколения выпадет строительство функциональных государственных институтов и социально-экономическая стабилизация нового государства (после возвращения Киева вопрос преобразования нацреспублик в губернии представляется довольно прозаичным), а также возвращение в Среднюю Азию, Закавказье и «война за евросоюзное наследство», когда ЕС разнесут на куски изнутри.

А мы, смотря в воздухе голограммы боев за Ревель (или что там тогда будет вместо экранов? Прямо на сетчатку транслировать начнут?), умираем с легкой душой и чистой совестью, зная, что достойно справились с выпавшим на долю нашего поколения испытанием, не отступив там, где отступать было нельзя.

Но это оптимистичный сценарий. Утопический. Предполагающий, что во главе России русские, руководствующиеся русскими национальными интересами. Реальность же несколько… сложнее. Тем не менее пора начинать думать о завтра.

Егор Просвирнин