Роман Костицын. Европейские ценности или русская духовность?

Роман Костицын. Европейские ценности или русская духовность?

На Европейском континенте спокон веку уживались, а скорее, не уживались, две великие цивилизации. Европейская, её ещё называют «Западной» или «Общеевропейской», и Русская.

В термине «Общеевропейская» уже содержится агрессия. Термин подразумевает, что всё, что не вписывается в Западную цивилизацию, к Европе отношения не имеет.

Это пусть. В русском менталитете евразийская основа не только не уступает европейской, но и является принципиально иной, причём более стабильной и перспективной точкой отсчёта.

Русская цивилизация всегда формировалась как самодостаточная, никого не копирующая. И даже периодические попытки сближения, конвергенции культур, предпринимавшиеся, к примеру, императором Петром Великим, не шли далее перехватывания отдельных, весьма поверхностных и часто просто вредных элементов скорее внешнего характера. Как то: бритие бород, малоуспешное внедрение европейского платья, импорт табакокурения и пьянства. Были и положительные моменты в виде привнесения технических новшеств и технологий. Но технические новшества - они универсальны, и к цивилизационной идентичности отношения не имеют.

С формированием страны, великого государственного пространства от западных рубежей Империи до Тихого океана, эволюционировало и внутреннее содержание Русской цивилизации. Набирало силу осознание особой миссии русских в мире, их мессианство, основанное на православной морали и нравственности.

Западная цивилизация тоже не стояла на месте. Тоже развивалась. Но по-своему. Когда-то, очень давно, «исходники» этих двух суперкультур были удивительно близки и основывались на христианских ценностях. Был лишь лёгкий привкус какой-то специфики. После Великого Раскола образовалось две тектонические плиты. А после осквернения и разграбления западными крестоносцами столицы мирового христианства эти айсберги поплыли в разных направлениях.

Расхождения перестали быть чисто богословскими, стало возникать чувство соперничества. Соперничества государств, систем, идеологий, нравственных ценностей. Начался многовековой период борьбы за утверждение своей исторической правоты, своей геополитической доминанты.

И вот подумалось. Пытаясь говорить «одним голосом», Европа, как мантру, повторяет тезис об «общеевропейских ценностях». Логично предположить наличие схожей терминологии и в рамках нашей цивилизации. Оперируем ли мы понятием «общерусских ценностей»?

Но такого словосочетания просто нет! Вместо «русских ценностей» у нас есть «русская духовность». Случайно ли?

Итак. На Западе это- «общеевропейские ценности», в Русском мире это- «русская духовность». Какая колоссальная разница в смысловой нагрузке этих формулировок! Может, неспроста?

В термине «общеевропейские ценности» нет места христианскому началу. Они избегают слова «духовность». Почему? Потому, что главными «ценностями» западной цивилизации давно уже являются не христианские мораль и нравственность, а «толерантность» и «политкорректность».

Толерантность по отношению к тому, что в систему христианских взглядов никак не вписывается. Да и сама «толерантность»- всего лишь ширма. Ведь речь идёт не о терпимости к меньшинствам, а о перекраивании понятия «норма». Не просто о мирном сосуществовании с тем, что с точки зрения христианской морали является безусловным грехом, а об агрессивном утверждении этого греха в качестве нормы поведения, которую надо, к тому же, вбивать в головы детей со школьной скамьи. Речь идёт о доминанте «вчерашнего греха» над «вчерашней нормой». В западной цивилизации, во многих профессиональных сообществах геев не просто «толерантно терпят». Геем быть уже престижно. А часто- просто необходимо для профессиональной карьеры. Этакая масонская ложа для избранных.

Христианство в западном мире перестало быть моральной основой организации жизни. Это- «вчерашний день». Христианство на Западе «приговорили». Предложена ли сопоставимая по силе альтернативная система нравственных ориентиров? Пусть не христианских, если это вообще возможно? Они считают, что да. Это- такое государственное устройство, в котором христианство- одно из начал, к которому надо относиться «толерантно». С жестким законодательством, регулирующим повседневную жизнь. С культом не идеи, не нравственности, но- потребления. С культом такой понятной массам «хорошей жизни».

Этот культ, по замыслу, должен легко «перевербовать» на свою сторону адептов христианства и иных религий по всему миру. Ведь человек- существо завистливое, стремящееся к роскоши, а отнюдь не к аскетизму. Да, были, есть и будут сподвижники «воздержания». Но их слишком мало, СМИ они не контролируют, так что пусть будут. Получившее «хорошую жизнь» население будет относиться к ним «толерантно».

Вспомним поздний СССР. Отнюдь не христианский. Христианство давно демонтировано. Объединяющая идея, которой его подменили, съела себя изнутри за очень короткий период. Что стало идолом для советской молодёжи того периода? Культ потребления. Джинсы и кока-кола. Иностранная тряпочка. Вся страна фарцевала. США стали Богом. Появилась гнусная поговорочка про патриотизм, как «последнее прибежище негодяев». Весь СССР был перевербован. Безо всякой ядерной войны. Всяк мечтал сбежать на Запад. И как только дверь приоткрылась, вся эта пена, включая сотрудников спецслужб (вот она, глубина коррозии!) рванула на Запад. В «сладкую жизнь».

Что же мы тогда пишем про Русскую цивилизацию? Про Русскую духовность? Да есть ли они? И могут ли они противостоять «общеевропейским ценностям»? Посмотрите, как восточноевропейские страны побежали в Европу! Аж вприпрыжку. Власти «братской Украины» извертелась на пупе, пытаясь туда пролезть. Попутно открещиваясь от общерусских корней, от общерусского прошлого, и предавая анафеме саму мысль об общерусском будущем.

Русский исполин медленно, мучительно, но поднимается с колен. Голос его в мире звучит всё более внятно и значимо. А, похоже, всё же жива она, эта цивилизация. Вот только чем она жива?

В великую религиозность русского общества после 70-летней антицерковной вакханалии верится слабо. В особую нравственность после 70 лет энкавэдэшного стукачества и душной атмосферы партсобраний- тем более. Что же остаётся? Неужели та самая гумилёвская пассионарность? Нерастраченный потенциал национального чувства, так и не вытравленного ни иудо-большевиками, ни их идейными продолжателями в эпоху развитого социализма? В правильную точку били. Само словосочетание «русский народ» было практически под запретом. Вместо этого родили народ советский.

Похоже, срабатывает эффект пружины. Чем сильнее вы её сжимаете, тем мощнее она потом распрямится. Пружина русского национального чувства начинает распрямляться. Мы все это видим и чувствуем. Выясняется, что народ в состоянии и сам себя защитить, и поставить на место продажных полицейских и бюрократов. Он не хочет более быть изгоем в собственной стране. Он хочет вернуть себе СВОЮ Россию. Ведь при всех воплях про многонациональность, Россия остаётся самой МОНОнациональной страной на всём постсоветском пространстве. Кроме, наверное, Армении. Русских в России, согласно последней переписи- 85% населения страны. Колоссальное большинство. А остальные 15% размазаны тоненьким слоем по 130 (или около того) народов и этнических групп. Которые не едины ни территориально, ни конфессионально, ни исторически, ни лингвистически - никак! Их объединяет лишь причастность к великой Империи, созданной русским большинством. А также язык и культура этого большинства.

Посему, сказать, что Россия- многонациональная страна- и точка, значит, злонамеренно соврать. Россия- это многонациональная страна с ярко выраженным мононациональным, православным, РУССКИМ ядром. Россия- это комета, ядро которой состоит из русского православного материала. У кометы есть шлейф. Он многообразен по своему химическому составу.

С этой точки зрения интересно взглянуть на недавнее предложение о введении в Конституцию положения об особой роли православия.

«Мы - светское государство! Мы- многонациональная, многоконфессиональная страна»- тут же запричитали противники этой инициативы. Претендующие на представительство тех самых 15% населения страны.

Ну, во-первых, если мы такие уж демократы, то нелишне вспомнить, что поправки в Конституцию можно вносить и непосредственно через народное волеизъявление, т.е. референдум. Как проголосует комета Россия, предположить не так уж сложно.

Во-вторых. «Светское» государство, провозглашенное иудо-большевиками, было не просто «светским». Это был режим, ставивший целью истребить как можно больше «этих черносотенных попов». Хочу сказать, что на самом деле режим не был светским. Он был воинствующе-атеистическим. И лишь в 41-м, когда враг стоял у ворот Москвы, сатанинская власть, спасая свою шкуру, оказалась всё же способна, отбросив идеологическую шелуху, обратиться к Богу. Не прозрение снизошло. Просто врата газовых камер замаячили пугающе близко.

В-третьих. Наше государство было подчёркнуто православным на протяжении всей своей истории. От момента крещения Руси, и до самого большевистского переворота 1917 года. При этом Русь никогда не была клерикальным государством. Всегда сохранялся его, государства, светский характер. Церковь всегда занимала по отношению к светской власти подчинённое положение. Существовала определённая гармония отношений светского и духовного начал. Глава светской власти- царь- был Помазанником Божьим. В школах изучался Закон Божий. В любой войне народ поднимался защищать своё православное Отечество. А самые популярные песни того периода? «Боже, Царя храни», «За Царя, за Родину , за Веру», и т.д. И при этом царская Россия являла всему миру пример удивительно бесконфликтного сожительства в рамках православной Империи самых разнообразных народов и конфессий. Дискриминация по национальному признаку- это не про царскую Россию. В политическую, экономическую, военную, научную элиту страны мог войти любой представитель любого народа.

Предвижу возражения иудейского сообщества, воспоминания о черте оседлости, и не только. Это- особый случай. И отнюдь не такой однобоко-простой. Я считал бы в высшей степени полезным включение в школьную программу по истории изучение труда А.И.Солженицына «200 лет вместе». Народ должен знать свою историю, а страна должна знать своих героев. И антигероев. Это полезно.

А что касается Финляндии и Польши- то они, будучи включенными в русскую орбиту сравнительно поздно, являлась хоть и периферийными, но всё же осколками той самой Европейской цивилизации, под знаком геополитического соперничества с которой и развивалась мировая история последних веков. Отсюда и конфликтность. Это- не хорошо и не плохо. Это- данность. Странички великой истории.

Так надо ли включать в основной Закон констатацию того непреложного факта, что Православие для нас, подавляющего большинства многонационального народа России, является важнейшей цементирующей силой, источником духовности и нравственности, символом любви к Русскому Отечеству? Но ведь так оно и есть! Или мы кого-нибудь стесняемся? Или кого-нибудь обидеть боимся?

Про стеснительность - отдельно. Есть такая национальная черта характера. Я давно приметил, что последователи иных верований не только не стесняются своей религиозности, но даже искусственно её выпячивают, чуть заприметив интерес со стороны. Сколько раз, находясь в различных застольях в Средней Азии, я наблюдал, как, сидя прямо на кошме, брошенной на пол, собравшиеся перед началом трапезы «умывают» лицо руками, вознося Аллаху благодарность за ниспосланную пищу. А при наличии за столом «чужака», делают это ещё истовее. При этом русские, находящиеся за «столом», тоже изображают «благодарение». Правда, непонятно, кому. Поскольку лицо руками не «умывают», но и не крестятся. А только беззвучно шевелят губами, типа «благодарят». И с тех пор я, садясь за стол, осеняю себя крестным знаменем. Не широко и не размашисто, не на показуху. Но: не скрываясь, с достоинством, с чувством принадлежности к Православию, к великой Русской цивилизации.

Право, в этой странной «стыдливости» соотечественников есть что-то убогое. 70 лет воинствующего атеизма даром не прошли. А может, «выдавливать по капле из себя раба»- это в том числе перестать стесняться быть самим собой? Причем не только в быту, в межнациональных отношениях, но и в Основном Законе страны. Ведь без этого чувство принадлежности к Великой Нации не вернётся. А хотелось бы!