Может ли Патриарх всея Руси стать Вселенским Патриархом?

Может ли Патриарх всея Руси стать Вселенским Патриархом?

Церковь. Один из древнейших институтов не только веры, но и власти. Проходят века, рушатся империи, нации переживают свои взлёты и падения, а церковь стоит мощно и незыблемо. Со времён императора Константина, и поныне. Секуляризация общества? Да, имеет место. Многочисленные ереси, сектантство? Были, есть и будут. Так ведь любой из нас в течение жизни и чихает, и кашляет. А порою и под нож к хирургу…

Редкому православному человеку не приходила в голову мысль, что различные ветви христианства внутренне организованы совершено по-разному . Католицизм хорошо структурирован, имеет всемирный центр в Ватикане и возглавляется Папой Римским.

Православная же церковь представляет собой конгломерат из пятнадцати мало зависящих друг от друга патриархий. Занимающих определённое место в православной «табели о рангах» по критерию «старшинства». При этом иерархия выстроена так, что место в ней никоим образом не отражает реальное положение той или иной патриархии в православном мире. Русская Православная Церковь, например, занимает в этом списке почётную пятую строчку. Имеется и Вселенский патриарх, возглавляющий список. Патриарх отуреченного Константинополя. Патриарх древней Византии, бывшей некогда стержнем православного мира.

Как выглядело бы мировое православие сегодня, если бы тюркоязычные орды пришельцев не смели с лица земли Колыбель Православия, великое государство, пребывавшее в течение многих веков основой мирового порядка? Бог весть. Власть Византии и Вселенского патриарха была огромной. Многие православные народы принимали патриаршество именно из рук Вселенского Владыки. В том числе и народ православной Руси.

Не напрасно именно от него безуспешно пытался получить патриаршество для Украины украинский Иуда с совсем не семитской фамилией. Дабы разорвать не только государственное, но и сохраняющееся церковное единство русских и украинцев. Давняя бандеровская мечта. Не получилось. Не получилось благодаря принципиальной позиции Константинопольского патриарха, для которого интересы мирового Православия оказались куда важнее местечковых интересов украинских националистов. Ющенко демонстративно игнорировал своего Патриарха. Ющенко, выпрашивая патриаршество, картинно бросался на грудь Патриарху Константинопольскому. Помните Шуру Балаганова? «И я тоже хочу в белых штанах!»

Не вышло. Вселенский Патриарх спас Русскую Церковь от раскола.

На меня это произвело огромное впечатление. И подумалось: а что, если бы Русский Патриарший престол был предложен Вселенскому Патриарху? Патриарху Константинопольскому? Ради объединения двух Патриархий?

Константинополь имеет особый статус в православном мире, особые возможности, особые полномочия. Но практически не имеет канонической территории и прихожан. Казалось бы, номинальная структура. Но её возможности наглядно иллюстрирует случай с Украиной.

В то же время Русская патриархия является крупнейшей в православном мире и по канонической территории, и по количеству верующих. Можно уверенно утверждать, что все остальные православные церкви, даже вместе взятые, по мощи и влиянию своему не могут составить конкуренцию Русской церкви.

Стало быть, реальный лидер в мире православия есть. Осталось наделить его соответствующими полномочиями. Что вполне осуществимо через упомянутое слияние.

История православия не знает примеров совмещения двух патриаршеств в одном. Но ведь на этот случай и запретов никаких нет. Когда-то Русская Церковь вышла из недр Константинопольской. Что мешало бы воссоединению?

Вот хоть и непрямая, но аналогия. Вышедшая из недр Русской Православной Церкви Зарубежная Церковь восстановила своё единство с Московской Патриархией, и никаких канонических препятствий на этом пути не возникло.

Почему же наша церковь, во благо мирового православия, до сих пор не пыталась играть более активную консолидирующую роль на поле межцерковного православного взаимодействия? Пятая позиция мешала. Но попытки были. Бывали и времена, когда интересы государства и Церкви по этому вопросу вполне совпадали. Весь 19 век прошел под знаком борьбы за достижение великой цели, поставленной Российскими императорами: вернуть православному миру Константинополь, а для Русской державы- добыть проливы. Почти достигли. Но наши заклятые друзья -англичане как всегда были начеку.

А что бы было, если б удалось? Произошло бы резкое геополитическое усиление Росси как мировой державы. Святая София вновь стала бы главным символом православия. Прежде всего, русского. И вопрос о месте Русской Православной Церкви в мировой системе координат не только встал бы самым естественным образом, но так же естественно, скорее всего, и был бы решен.

Ну, а после девятнадцатого века был двадцатый. Второе пришествие Хазарии на Русь. Но уже с большевистским уклоном. Наличие КАГАНовича в Политбюро хорошо оттеняет коннотацию. И тут уже церкви было не до выяснения своего места в мировой системе координат. Быть бы живу. Чудом и уцелела. Хоть и в весьма потрёпанном виде.

Сейчас, вроде, всё потихоньку налаживается. Хотя послехазарейская разруха в умах ещё долго будет вырываться наружу в виде панк-молебнов в храмах, и иных, не менее сочных, проявлениях.

Если бы подобное объединение произошло, то стал бы по крайней мере понятен и промысел Божий относительно Никонианских реформ. Стало бы, наконец, ясно, ради чего церковные книги в далёком 1666-м были исправлены на греческий манер…

А может быть, у поговорки «Москва- третий Рим» имеется более глубокое, чем принято думать, значение? Со взглядом в будущее?



Роман Костицын