Роман Костицын. Нам нужна отдельная статья Уголовного Кодекса, посвященная осквернению святынь

Как- то даже неловко вспоминать в светлый день Пасхи о таком непотребстве. А ведь вспоминается. Возможно, потому, что сегодняшний день - кульминационный в смысле религиозных переживаний миллионов наших сограждан.

Речь идёт о безобразной выходке группы «Пусси Райтс» в главном православном храме России. Видимо, чтобы минимизировать общественное возмущение произошедшим, название этой группки, о которой доселе никто не слышал, так и подаётся в наших СМИ, без переводов и пояснений. А ведь перевод названия по-своему интересен. По-русски группка эта называется «Писькин бунт». Вот так свежо, оригинально, где-то даже пикантно.

И отчего же взбунтовались письки? А главное, почему они решили бунтовать в Храме Христа- Спасителя?

Действительно, если писька бунтует у себя дома, на кухне, то это её, письки, дело. Ну, очередной развод. К старости, возможно, поумнеет. Ещё писка может бунтовать на работе. Предположим, что руководитель позволяет себе сексуальные домогательства. Почему бы и не взбунтоваться? Можно предположить, что письки периодически бунтуют в бордели. Что-то вроде забастовки. Мало платят, обижают.

Семантический ряд можно продолжать. Но Храм-то тут при чём? И с какой стати верующие и священнослужители должны быть свидетелями писькиного бунта?

Ах, какая полемика тут развернулась! Нашлись у бунтующих писек и свои адвокаты. Что ж это за народец такой? Что не православные верующие, это понятно. Может, представители других конфессий, которым оскорблённые чувства православных в той или иной мере безразличны? Тоже вряд ли. Поскольку они не могут не понимать, что следующей целью таких вот писек может стать и мечеть, и синагога. Им ведь без разницы, в каком храме гадить. Или разница всё же есть? Тем хуже…

Получается, что защищать писек могут только те, кто не верит ни в черта, ни в Бога. А ещё те, кто люто ненавидит Русскую Православную Церковь и русских, как народ. А «доводы защиты» звучат так гнусно, что сама выходка в храме на этом фоне бледнеет. Что выходка? Она всколыхнула в населении национальное и религиозное чувство, укрепила внутреннюю потребность защищать свои святыни.

А вот публичная дискуссия, затеянная записными русофобами потом… Такое ощущение, что ради этой «дискуссии» сама выходка и была срежиссирована.

Вряд ли им, русофобам, представляется, что они могут убедить абсолютное большинство населения в том, что «писькин бунт» в храме- это так, ерунда, детские шалости. Как и доказать, что подобные «письки» имеют право гадить в народную душу.

Для чего же тогда? Дополнительно, причем безнаказанно, оскорбить русских? Похоже на то. Чтобы дополнительно подогреть и взбудоражить общество, ещё не остывшее после предвыборных страстей? Тоже похоже на правду. Внести дополнительную дестабилизацию в общественную жизнь на таком деликатном и чувствительном направлении, как национальные и религиозные чувства граждан? Знаем мы этих профессионалов в деле раскачивания государственной лодки.

Ведь даже если современный среднестатистический русский особой религиозностью и не отличается, он всё равно прекрасно знает, какую веру исповедовали его отцы и деды, и в какие храмы ходят его ныне живущие родственники. И при всей нерегулярности посещений церкви, при всей поверхностности религиозных взглядов, при всём несоблюдении постов и церковных обрядов, воспринимает православие как СВОЮ веру, которую при необходимости он будет защищать. Как защищал бы свою Родину- Россию. Как защищал бы свой, русский народ, приди к нам враг с мечом. Паче того. Когда ему или его близким плохо, не очень религиозный современный русский идёт в православный храм. И молится, и просит, и славит Бога, и ставит пред иконою свечу. При поверхностном отношении к обрядовости глубинно верит.

Попутно выяснилось, что законодательство наше никак не адаптировано к подобным проявлениям. Что неудивительно. Ведь большая часть российского законодательства имеет вполне себе советское прошлое. А советское прошлое имело нормой поругание святынь, разрушение церквей, закрытие монастырей, расстрелы «этих черносотенных попов». Было бы странно, если бы эта безбожная власть предусматривала наказание за осквернение святынь. Поскольку сама злонамеренно и регулярно их оскверняла.

Сегодня власть перестала быть врагом церкви. Церковь возрождается. Но вот на законодательном уровне каких-то актов, защищающих церковь, так и не появилось. И бесовскую выходку богохульствующих истеричек вынуждены квалифицировать как «хулиганство»…

Жаль только, что термин «хулиганство» ни в малейшей степени не отражает главного преступного содержания содеянного: оскорбления на религиозной почве. Оскорбления религиозных чувств верующих. Это- прямое разжигание межконфессиональной, межнациональной вражды. И квалифицироваться такие действия должны очень адресно, а не широко-расплывчато.

Нам нужна отдельная статья УК, посвященная именно этому виду преступлений, именно осквернению святынь. Поскольку подобные действия вызывают огромное возмущение, огромный резонанс. Поскольку могут привести к социальным потрясениям на религиозной почве, к самосуду над недоумками, по глупости или по заказу оскверняющими то, что для других- свято.