Александр Медведев. Книга №1 в списке патриота

Александр Медведев. Книга №1 в списке патриота



Идея «ста книг», которые помогли бы очертить общее интеллектуальное, духовное поле российского общества, обозначить его «культурный код», дающий возможность с полуслова понимать мысли и чувства друг друга, идея замечательная. О ней напомнил В.В. Путин в одной из своих недавних статей, что вызвало множество самых разных мнений. Хотелось бы к этому множеству добавить ещё одно.

В истории читающей России упоминались книги, оказавшиеся под запретом, среди них «Путешествие из Петербурга в Москву» А. Радищева, «Что делать» Н. Чернышевского, «Архипелаг ГУЛАГ», А. Солженицына и ряд других. На запрещённых книгах воспитывались многие поколения инакомыслящих, посвятивших свою жизнь борьбе с российской, советской и снова российской властью. Возможно, следовало бы при составлении списка необходимых «ста книг» учесть и особенность той части читающей публики, которая желает узнать, так сказать, всю правду и неправду о мироустройстве из верных уст автора «запрещённой» книги? И какие-то книги запретить?

Такой гипотетически альтернативный список, по-моему, следовало бы начать с одной замечательной книги, как ни странно, всё ещё не запрещённой. Именно её-то и стоит запретить в первую очередь, причём громогласно, так, чтобы об этом запрете знал каждый старшеклассник всех школ на территории РФ. Речь идёт о книге французского социального психолога Гюстава Лебона (07.05.1841–13.12.1931) «Психология народов и масс». Но, пока книга находится в открытом доступе, а, следовательно, о ней никакой или почти никакой информации нет, стало быть, нет интриги, и современный читатель о ней вряд ли слышал, то стоит вкратце рассказать, о чём она.

В ней идёт речь о психологии толпы, о влиянии на неё идей, чувств и верований и о способах воздействия на разные группы людей. Лебон заостряет внимание на формировании своеобразной коллективной души у самых разных индивидуумов, которая заставляет их чувствовать, думать и действовать совершенно иначе, нежели они чувствовали, думали и действовали бы по отдельности. «В коллективной душе интеллектуальные способности индивидов и, следовательно, их индивидуальность исчезают, разнородное утопает в однородном, и верх берут бессознательные качества» – пишет Лебон.

Если подростки и студенты думают, что это скучная и бесполезная книга, то они ошибаются. В своё время самые продвинутые индивидуумы России, Италии и Германии считали эту книгу своей настольной. Для Ленина, Муссолини, Гитлера, не говоря о подражавших им лидерах рангом поменьше, эта книга была руководством к действию. Достаточно просмотреть хронику выступлений А. Навального и некоторых других лидеров несистемной оппозиции в декабре 2011 и январе 2012 гг., чтобы стало ясно – они действуют по усовершенствованным методикам, о которых писал Лебон, и которые успешно использовали вождь, фюрер и дуче, пленяя своими зажигательными выступлениями массы.

По определению Лебона, вождь – это психически неуравновешенная, полупомешанная личность, находящаяся на грани безумия, фанатик веры в определённые идеи, который с поразительной лёгкостью заражает толпу своим фанатизмом, благодаря неизъяснимой силе своего обаяния. Разумеется, лидеру не обязательно на самом деле быть полупомешанным, достаточно раскрепоститься, принять образ «отвязного», смело отвечающего на то, «о чём все хотели узнать, но боялись спросить». В амплуа вождизма уже третий десяток лет подвизается В. Жириновский, но в последнее время у него появились мощные соперники, которые «рубятся» на улицах и площадях Москвы, открывая глаза на «свинцовые мерзости» российской жизни толпам «интернетовских хомячков» и «боязливых пингвинов», в общем, по их мнению, быдлу. Они прекрасно осведомлены, что в толпе у индивидуума исчезает осознание себя как личности, знают, что толпа делает людей импульсивными, внушаемыми, готовыми на экстремистские проявления. Внушаемость говорит о том, что люди в толпе уязвимы во всех своих побуждениях, инстинктах, они, не владея собой, реагируют на все идущие извне стимулы. Толпа – пластилин в руках вождя, предписывающего ей – что чувствовать, думать, как действовать.

Будь книга Лебона запрещённой, вне сомнения, её прочитали бы все, мало-мальски склонные к чтению люди. И тогда, идущие на «Болотную» и проспект «Сахарова», были бы осведомлены, что митинговые вожди способны манипулировать их голосами несравненно в большей степени, чем счётные комиссии на выборах.

Незаметно, мягко вождизм в своё время проявился у молодого генсека М. Горбачёва. Первое, что он предпринял, вступил в живой диалог с народом, что по тем временам было неслыханно. Он умеет говорить! Он говорит без бумажки! Он говорит с нами, с простыми людьми!.. Горбачёв обаял многих, очень многих людей, искренне желавших перемен для своей страны. Хотелось верить, что у лидера страны есть ум, знания и воля, чтобы начать процесс этих перемен. Однако, кроме констатации «Процесс пошёл!», ничего вразумительного лидер так и не смог сказать за всё время своего лидерства. «Процесс» закончился трагедией в русской истории – распадом СССР. Возможно, эта трагедия не последняя для России, ибо в «разговорно-процессуальном жанре» и сегодня пробуют себя потенциальные вожди.

Гоголь, Салтыков-Щедрин, Достоевский на свои страницы вывели ряд представителей «крапивного семени», крючкотворов – юристов, способных – небескорыстно – заболтать, запутать дело так, что умри, а ясности не получишь. Блистательные юристы, ораторы – Ленин, Керенский, Горбачёв, Собчак, Жириновский, Навальный… Казалось бы, эти лидеры сказали достаточно много, чтобы здравомыслящий человек вспомнил мудрое изречение: «Кто много говорит, тот говорит много глупостей», и не «повёлся» бы за очередным слепым поводырём. Правда, глупость, более того, сознание того, что это глупость, не мешает «вождю» говорить её и толпе воспринимать её «правдой маткой». Лебон замечает, что «вождь может быть порой умным и образованным, но в целом это ему скорее бесполезно, чем полезно». Действительно, нелепо было бы ждать от «агитатора, горлана, главаря» рассуждений о сложности вещей, попытку объяснить их и понять. Начни он говорить об этом – сразу же пропадёт интенсивность и действенность убеждения, необходимого проповеднику. «Великие вожди всех эпох, главным образом, революционных были людьми ограниченными и, однако, совершали великие деяния» – заключает книга социального психолога. Развалить страну – деяние величайшее.

Либеральные идеологи часто говорят о правах человека, о личности как о чём-то неизмеримо ценном, чем общество и государство. Между тем, создаётся впечатление, что в этих разговорах речь идёт о каком-то узком круге личностей, которые чувствуют в себе задатки «вождизма», а всех остальных видят в качестве потенциальной толпы из «пингвинов» и «хомячков», чьими жизнями в «день Х» они начнут решать проблемы «этой страны» разрушением её до основанья.

Имеют ли право люди, и особенно молодёжь, знать о реалиях, изложенных в книге «Психология народов и масс»? Из уважения к согражданам, хочется верить, что имеют, и потому сегодня самое время напомнить о книге Лебона,– в каком угодно списке, запрещённых или обязательных книг, но её следует прочесть каждому, кто считает себя патриотом своей страны.

Гюстав Лебон Психология народов и масс — М.: Академический проект, 2011